Для особых людей

социальный туризм

социальный туризм

В Европе нет такого понятия – «инвалид». Тех, кто не может самостоятельно двигаться, называют «людьми с затруднениями» (disabled people). Там они – полноценные члены общества, работающие и путешествующие. А что в России? Это выяснила Екатерина Миронова, посетив специализированную конференцию.

Лично я впервые столкнулась с туризмом для «особых людей» в одном из критских отелей. Эта гостиница, в частности, принимает гостей из Германии, получивших инвалидность. Поначалу я испытала шок.

Люди с протезами купались в море, спорили, в каком ресторане «вкуснее кормят», и громче всех смеялись на вечерних юмористических шоу. Они были окружены обычными туристами, без дефектов, и в этой смешанной компании никто не чувствовал себя лишним или «не таким».

Одна молодая женщина, у которой не было ног, участвовала во всех мероприятиях отеля вместе с «нормальными» друзьями, пила шампанское и даже танцевала в своей коляске на дискотеке. Причем, кроме нас, россиян, никто удивлен не был.

Подобная ситуация – совершенно нормальна для европейцев, там люди с ограниченными возможностями интегрированы в общество, и взрослые, и дети. У нас же, если бы я указала название той критской гостиницы, многие туристы наверняка отказались бы туда ехать на отдых.

Отношение в России к больным людям как потерянным для общества – одна проблема. Но есть и другая: отсутствие ресурсов для организации путешествий таких туристов, в том числе финансовых.

Постепенно, начинается обсуждение этих вопросов, например, в рамках «Интурмаркета» я побывала на Конференции по доступному туризму. Выяснилось, что у нас можно по пальцам пересчитать вагоны, оборудованные для перевозки пассажиров-колясочников, хотя на носу – Паралимпийские игры в Сочи (зима-2014).

Практически нет специальных автобусов, в Питере, к примеру, их всего пять, и все они находятся в частных руках. Не хватает соцработников.

А в упомянутом мной критском отеле управляющие оборудовали все рестораны, бары, спуски к морю пандусами, сделали специальные номера с широкими дверьми и ручками в душевых кабинах.

«Особые туристы», разумеется, отдыхают там не бесплатно. Немецкие туроператоры выкупают комнаты, а сами получают деньги от общественных фондов, клиенты же едут с 50-процентной скидкой или вообще практически бесплатно. У россиян таких льгот нет.

Следовательно, и заработать на инватуризме в России сложно, как заметили участники конференции из Петербурга, занимающиеся уже восемь лет туризмом для людей с ограниченными возможностями. Более того, иногда даже приходится доплачивать отелям, музеям, чтобы поставили пандусы.

Остается два варианта. Первый – полублаготворительный, «социальное предпринимательство»: получать прибыль с другого бизнеса, например, приема иностранных инватуристов, а наших обслуживать за условную плату (так, кстати, в Питере и поступают).

Второй вариант предложили в Башкирии. «У детей, например, пенсия – 7000 рублей в месяц, многие живут в специальных интернатах, значит, особо не тратят деньги. За несколько месяцев можно собрать на поездку в Башкирию, а у нас уже все готово для приема таких гостей», – рассказала мне Гюльнара Сахибзадаева из благотворительного фонда им. Засова, также занимающаяся туризмом.

 

 

Источник

Автор:
Екатерина Миронова

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *